Заглушка
Чернов и Партнеры

ЯРСТАРОСТИ: Как дворянин Андрей Глебов жил быстро и погиб молодым

В окрестностях Красного Села смертельное ранение на охоте получил один её участников – уроженец Ярославской губернии, отпрыск старинного дворянского рода, инженер-предприниматель, владелец угольных месторождений, золотопромышленник Андрей Николаевич Глебов. Погибшему было всего 37 лет.

Вот что писала об обстоятельствах трагедии петербургская газета «Новое Время»: «Егерь, подававший Глебову ружьё, зацепил за курок и произвёл нечаянный выстрел. Весь заряд попал в бок. Немедленно раненого доставили в ближайшее селение, где и были оказаны возможные меры помощи. Несчастный промучился более двух часов, сохраняя всё время и память, и самообладание. Последние минуты покойного были трогательны. Перенося невыразимые страдания и чувствуя приближение смерти, А.Н. собрал угасающие силы и сделал распоряжения о делах и о семье... При последних минутах его жизни присутствовали сотоварищи по охоте, глубоко потрясенные случившимся, князья Тенишев и Долгоруков».

Сотоварищи усопшего были люди непростые. Князь Вячеслав Николаевич Тенишев – известный инженер-промышленник, глава крупнейшего металлообрабатывающего предприятия России – Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода. Именно Тенишев стал учредителем одного из лучших средних учебных заведений империи – знаменитого Тенишевского училища, среди выпускников которого значились поэт Осип Мандельштам, писатель Владимир Набоков, литературовед Виктор Жирмунский и другие выдающиеся деятели русской культуры.

Князь Тенишев

Что касается князя Сергея Александровича Долгорукова, то это был ещё совсем молодой человек, в недавнем прошлом студент Санкт-Петербургского университета, сын действительного тайного советника, обер-гофмаршала, члена Государственного Совета. Тем летом Долгоруков только поступил на военную службу, выдержав экзамен на офицерский чин при Николаевском кавалерийском училище.

Позже он будет зачислен в свиту Его Императорского Величества, после революции отправится в эмиграцию и закончит жизненный путь в Париже в начале 30-х годов. Можно себе представить, каким потрясением стала для 23-летнего аристократа эта драма на охоте.

Князь Долгоруков

Согласно официальной версии, Андрей Николаевич ушёл из жизни в результате несчастного случая. Однако слухи ходили разные. Вот что рассказывала о гибели Глебова его племянница Людмила, дочь младшего брата предпринимателя – Николая: «Когда его маленькой дочке было два года, он погиб на охоте. В этот день у него было несколько дел, а также возможность поехать на охоту. Он предпочёл последнее. Егерь, подносивший ему ружье, будто бы упал, и весь заряд дробью выстрелил ему в живот... Он жил ещё два часа, прощался с берёзками, которые очень любил». Согласно семейному преданию, перед смертью Андрей просил брата Николая не возбуждать уголовного дела против ранившего его егеря.

«Говорили всё же, что он погиб из-за людей, подкупивших убийцу, будто бы из-за конкуренции в каких-то коммерческих ситуациях, – продолжает Людмила Глебова. – Странным было то, что в день, когда случилось это несчастье, рано утром пришёл какой-то старик и попросил передать жене Андрея Николаевича икону, на обратной стороне которой было написано: «Малютке Тамаре».

Когда «малютка Тамара» выросла, она стала актрисой и танцовщицей. Брала уроки у знаменитой Айседоры Дункан, была теоретиком свободного танца. Известно, что до революции Тамара Глебова частенько посещала знаменитое петербургское артистическое кафе «Бродячая собака». При Советской власти она играла в Ленинградском академическом театре драмы, снималась в кино. Современный зритель может увидеть Тамару Андреевну в известной кинокомедии 1941 года «Антон Иванович сердится». Вторым мужем актрисы был выходец из рыбинской купеческой семьи Александр Леонович Авербах, отец знаменитого кинорежиссёра Ильи Авербаха. Дочь Андрея Николаевича Глебова ушла из жизни в 1944 году в Новосибирске.

Тамара Глебова

Но вернёмся к нашему герою. «Вот роковая весть, которую принёс нам телеграф, – писала через неделю после трагической гибели предпринимателя ростовская газета «Приазовский край». – Глебова знают в Европе и даже в Америке… Там писали о нём гораздо больше, чем в его родной России... Мы привыкли знакомиться со своими выдающимися людьми только после их смерти. Познакомимся же теперь с Глебовым».

Андрей Николаевич был похоронен в Ярославской губернии – в селе Верхне-Никульское Мологского уезда, ныне Некоузского района. Там же, в родовом имении, будущий миллионер появился на свет. Дата его рождения ныне забыта, известен только год – 1858-й. Таким образом, со времени рождения Андрея Глебова минуло 160 лет. Юбилей – хороший повод познакомиться с ним поближе.

Беготня в ночных рубашках

В юные годы Андрей Николаевич дружил с будущим революционером-народником Николаем Александровичем Морозовым, чья родовая усадьба Борок находилась по-соседству. На страницах второго тома его автобиографической книги «Повести моей жизни» появляется Андрюша Глебов.

Николай Морозов

«Я был тогда, кажется, в четвёртом классе, лет пятнадцати, – в одной из глав рассказывает Морозов приятелю своего отца, ещё одному соседу по имению, помещику Селифонтову. – Отец привёз меня после летних каникул в Москву, и с нами же приехал и Андрюша Глебов». Заметим, что герой был на четыре года младше рассказчика. Возможно, это единственная дошедшая до нас история из детства Андрея Николаевича.

Компания надеялись погостить у Селифонтова, но тот как назло уехал в Питер. В доме оставалась лишь его кузина с дочерью лет шестнадцати. Морозов-старший счёл неудобным напрашиваться к дамам на ночлег и отправился в гостиницу. Два юных его подопечных получили разрешение поселиться в одной из многочисленных комнат селифонтовского дома.

Утром 11-летний Андрюша Глебов проснулся первым. Босиком, в ночной рубашке, он отправился путешествовать по коридору. Вскоре вернулся и сообщил Коле: «В комнате напротив дама с барышней сидят на диване и вышивают. Барышня прехорошенькая! Их отлично видно в замочную скважину из коридора».

Старшекласснику Морозову было стыдно подглядывать за хозяевами, но Глебов настаивал: «Лакей говорит, что они уедут вечером, и ты её никогда не увидишь, если не посмотришь сейчас. Говорю тебе, барышня просто прелесть!» Исчерпав словесные аргументы, Андрей сорвал с приятеля одеяло и убежал с ним в коридор. В ночной рубашке Коля бросился вдогонку.

Добежав до заветной двери, Глебов прильнул к замочной скважине и прошептал: «Смотри скорее, она повернулась прямо сюда!» Морозов не удержался от искушения. Но едва он нагнулся, как получил сильнейший толчок в спину. «От удара моей головы двери распахнулись на обе половинки, и я влетел с размаха прямо к столику с дамами, едва удержавшись на ногах», – пишет Николай Александрович.

Обратный путь в спальню он проделал ещё быстрей. По воспоминаниям Морозова, он лупил коварного приятеля, пока тот не запросил прощения. Андрюша утверждал, что никогда так не поступил бы, если бы старший товарищ постоянно не читал ему морали.

Влюбчивый инженер едет на юг

Фамилия Глебовых упоминается в мемуарах Морозова ещё один раз. Николай Александрович вспоминает, как однажды к его соседям по имению приехал известный петербургский педагог, писатель и переводчик Фёдор Фёдорович Резенер. На лето он должен был стать репетитором старшей сестры Андрея. 

Именитый гость всерьёз отнёсся к естественнонаучным увлечениям Николая Морозова и позже прислал ему в подарок одну из переведённых книг с автографом.

Что касается интересов самого Андрея Глебова, то они сфокусировались на технической сфере. Семнадцати лет отроду окончив военную гимназию в Санкт-Петербурге, юноша поступил в Институт инженеров путей сообщения.

Институт, где учился Андрей Глебов

«Он был очень красив, – вспоминает Людмила Глебова своего дядю, – и, вероятно, по случаю его красоты, у него в молодости был роман с какой-то дамой, но впоследствии, когда вернулась из института дочка этой дамы, он безумно в неё влюбился... Не имея возможности на ней жениться, очень страдал. Её называли «Барышня-реснички».

В 1882 году молодой инженер отправился искать счастья на юг Росссийской империи, где в это время начал воплощаться в жизнь крупный государственный проект – строительство Екатерининской железной дороги. Стальная магистраль протяжённостью около трёх тысяч вёрст должна была пройти по территории Харьковской, Херсонской, Таврической, Екатеринославской губернии и Области Войска Донского, соединив Донецкий угольный бассейн с Криворожским рудным районом. Грандиозная стройка длилась более двух десятилетий.

Компаньон набоба Иловайского

Масштаб проекта не вскружил голову Андрею Николаевичу. На казённой стройке инженер Глебов задержался ненадолго.

«Он не захотел, подобно большинству нас, русских, пристроиться на всю жизнь на хлеба у государства и, двигаясь по иерархической лестнице, таить в своей душе заветный идеал всех чиновников – генеральский чин, – писал автор одной из посмертных публикаций. – Участвуя в постройке Екатерининской железной дороги, Андрей Николаевич познакомился с богатством Донецкого бассейна и, предвидя в нём довольно широкое поле для деятельности, поступил к известному в своё время набобу Ивану Григорьевичу Иловайскому в качестве компаньона и управляющего Макеевского рудника».

шахта Макеевского рудника

Представитель старинного казацкого и дворянского рода Иловайских был старше Глебова на двадцать семь лет. Участник Крымской войны, получивший за отличие в боях чин есаула, в мирной жизни проявил не менее выдающиеся способности. Макеевский угольный рудник, основанный Иваном Григорьевичем на собственных землях, выделялся среди прочих высокой технической оснащённостью.

Иловайский первым в России оборудовал его паровыми машинами, приобретёнными в Англии, и другими средствами механизации. Все его шахты были связаны со станцией Харцызск железнодорожной веткой общей протяженностью 14 с половиной вёрст. В своём имении предприниматель основал винокуренный и конный завод, где разводил племенных лошадей. В деловых кругах Российской империи Иван Григорьевич был известен как щедрый меценат, неутомимый строитель приходских школ и училищ.

Деловое партнёрство Глебова с Иловайским оказалось непродолжительным. В 1883 году донецкий набоб скончался в возрасте 52-х лет.

«На бешеной тройке со звоном и гамом»

Яркие подробности о стиле руководства Андрея Николаевича Глебова в должности директора-распорядителя Макеевского рудника сохранил для нас горный инженер и промышленник Александр Иванович Фенин. Около трёх лет он заведовал одной из шахт Иловайского. «Воспоминания инженера» Александра Фенина были изданы в 1938 году в Праге, где тот жил в эмиграции и скончался в конце Второй мировой войны.

Книга

«Я его никогда не видел, но легенд об его директорстве слышал много, – пишет автор. – Живя в 25 верстах от рудника в усадьбе Иловайских «Зуевка», Глебов приезжал на рудник на бешеной тройке со звоном и гамом или поздно ночью или на заре утром – таким неожиданным приездом он «контролировал» работы. Глебов любил огорашивать служащих всякими, никогда впрочем не злыми (при всей своей взбалмошности, он был добродушен), неожиданностями, сюрпризами и трюками».

Фенин рассказывает, как однажды летним утром, заехав на станцию Харцызск, Глебов застал там важную персону – директора Горного Департамента, известного экономиста и писателя-публициста Константина Аполлоновича Скальковского. Тот ждал поезда на Кавказ. Поскольку до его прибытия оставалось ещё несколько часов, Андрей Николаевич пригласил сановника посетить одну из шахт рудника.

Константин Скальковский

Её управляющим был горный инженер Сутулов, человек крайне ленивый. Он жил рядом с главной конторой, просыпался поздно и «любил в совершеннейшем «неглиже», прикрываясь, как говорили, только ночной кофтой своей жены, греться на утреннем солнце, сидя на крылечке своей квартиры». Здесь его и застал Глебов.

– Я вас представлю директору Горного Департамента, – сообщил Андрей Николаевич сонному Сутулову, – он приехал со мной и сидит в конторе.

– Знаем мы, какой там директор департамента, – спокойно ответил тот и прямо в «приватном» костюме направился в офис, уверенный, что его разыгрывают.

«Когда «ошибка» обнаружилась, Сутулов, страшно трусивший перед всяким начальством, исчез, как дым, и через несколько минут появился перед Скальковским в мундире и при шпаге, – сообщает Фенин. – Рассказывая потом об этой «штуке» Глебова, Сутулов неизменно прибавлял: «Зато никто так не представлялся директору департамента, как я».

Искал серебро, нашёл золото

Новый этап в биографии предпринимателя начался благодаря случаю. В 1887 году крестьянин села Нагольное, входившего состав Таганрогского округа Области Войска Донского, нашёл на поверхности земли несколько кусков породы с высоким содержанием кристаллов серебра. Узнав об этом, Андрей Николаевич начал подготовку к разведочным работам. Они стартовали два года спустя.

Общая площадь изысканий составила около восьми с половиной тысяч гектаров. Треть земли была куплена Глебовым, большую часть он взял в аренду на тридцать лет. В поиски серебра промышленник вложил огромную сумму – 100 тысяч рублей, полученных под залог ярославского имения. В течение трёх лет под руководством горного инженера и четырёх мастеров поисками серебра занимались 160 рабочих. Они нашли то, что искали, и даже больше. Оказалось, в недрах юга России таится не только серебро, но и золото.

Это открытие стало новостью международного масштаба. В мае 1893 года золотодобывающие предприятия инженера-промышленника Глебова были представлены на Всемирной выставке в Чикаго. Золотую медаль выставки Андрей Николаевич получил из рук президента США Стивена Гровера Кливленда.

Президент США Кливленд

«Золото, открытое в Области Войска Донского, – первое и пока единственное в Европе, – в настоящее время достаточно уже исследовано, – писала газета «Приазовский край» в июне 1895 года. – В настоящее время открыты 12 золотоносных жил... Кроме того, там же открыто и серебро».

В последний год своей жизни Андрей Николаевич создал «Акционерное общество Глебовских металлургических заводов». Земли, на которых велись изыскания, предприниматель продал за 2 миллиона рублей. В те несколько лет, что работал его рудник, из недр Донбасса было извлечено около шести килограммов золота и 16 килограммов серебра.

После гибели Андрея Глебова его предприятие пришло в упадок. Наследники дела не обладали той колоссальной энергией, которая позволила дворянину из Мологского уезда первым в Европе начать промышленную добычу золота.

Александр Беляков

РаспечататьбиографияЯРСТАРОСТИГлебов

Комментарии:

    Ангел-Похороны
    Дом.ру
    Россельхозбанк
    ЖК Советский
    Адвокаты

    ЯРСТАРОСТИ: Как братья Чернецовы создавали самый большой портрет Волги

    ЯРСТАРОСТИ: Как поэт Балтрушайтис увёл дочь купца Оловянишникова

    ЯРСТАРОСТИ: Как писатель Борис Пильняк стал в Угличе «клеветником»

    ЯРСТАРОСТИ: Как драматург Островский на пути в Ярославль девочек считал

    Заглушка

    ЯРСТАРОСТИ: Как в Рыбинске появился памятник Александру II работы Опекушина

    ЯРСТАРОСТИ: Как ярославский лицеист Кедров стал палачом и жертвой

    ЯРСТАРОСТИ: Как Фёдор Шаляпин в Ярославской губернии отдыхал

    ЯРСТАРОСТИ: Как писатель Пришвин под Переславлем готовился к оккупации

    ЯРСТАРОСТИ: Как адмирал Спиридов основал анклав России на Средиземном море

    ЯРСТАРОСТИ: Как Марина Мнишек провела два года ярославской ссылки

    © 2011 — 2018 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

    Яндекс.Метрика