Авангард

Ярославский яхтсмен Игорь Зарецкий: «В России яхтенный спорт выкинули на задворки»

Наш земляк Игорь Зарецкий хорошо известен за рубежом, а также среди людей, интересующихся парусным спортом в России. Он – победитель трансатлантической одиночной гонки 2010-го года и участник Golden Globe Race – одной из сложнейших одиночных парусных гонок. И в то же время немногие пытливые умы в Ярославле следили за его приключениями во время GGR. ЯРНОВОСТИ поговорили с ярославским шкипером во время его короткого визита в Ярославль, чтобы больше узнать, почему человек решается на подобный подвиг – пройти в одиночку вокруг света на парусной яхте, фактически не оборудованной современной электроникой.

– Отношение к кругосветке у меня осталось такое же, как когда я только услышал об океанских одиночных гонках. Я еще в начальной школе учился. Тогда узнал о трансатлантической гонке 60-го года OSTAR (The Observer Single-handed Trans-Atlantic Race), которую выиграл известный английский яхтсмен Фрэнсис Чичестер. Тогда у меня и зародилась мечта об одиночных плаваниях, а потом и соревнованиях. С годами она просто окрепла. И я оказался счастливым человеком: в 2010 году проводилась гонка, посвященная 50-летию той первой трансатлантики. Мне удалось не только поучаствовать, но и выиграть. 

О Golden Globe я тоже услышал, когда школу еще заканчивал. Тогда проходила самая первая гонка 1968 года, и это запало в сердце. В 2015-м я совершенно случайно – буквально через месяц после открытия заявочной компании – узнал о намерении австралийца Дона МакИнтайра возобновить эту гонку к 50-летнему юбилею. Подал заявки, был включен в список претендентов. А дальше пришлось собирать различные документы, подтверждать плавательный ценз.

Дон, кстати, мне написал, что он меня хорошо знает, поэтому больших вопросов не было. А далее – сбор документов, отправка и поиск финансов. Все-таки плавание – дорогостоящее дело.

ЯРНОВОСТИ: Что вызвало больше дискомфорта: бумажная волокита или поиск спонсоров?

– Скорее, финансовые вопросы. По сути, ищешь не спонсора, а мецената. Он финансовой отдачи никакой не получит от этой гонки.

Сама GGR очень зарегулирована. Буквально перед стартом, уже в Ле Сабле, приходилось докупать дополнительное оборудование. В основном – касающееся безопасности. Очень много различных маяков, радиостанций. Например, всем участникам требуется радиостанция с авиационным каналом. 

ЯРНОВОСТИ: Те, кто помогает со средствами на гонки, получается, тоже романтики?

– Да. Так и у меня получилось. Василий Сенаторов (мастер спорта международного класса, президент Международной ассоциации класса «Дракон», издатель журнала Yacht Russia, – прим. ред.) сам гоняется, да и мы с ним гонялись. И поэтому он прекрасно понимал, что финансовой пользы не получит – максимум, моральную, и какой-то статус, престиж. Но какие-то чувства им владели.

ЯРНОВОСТИ: В России вообще много комплектующих для морских яхт?

– Много, но все они завозятся из-за границы. Да и покупать их в России не выгодно – придется много заплатить за растаможку. 

ЯРНОВОСТИ: Насколько вообще сейчас этот спорт в России развит?

– В мире всего 3-5% ненормальных гоняются под парусом. Остальные просто живут, получают удовольствие: идут с семьями, не спеша, под хорошими ветрами. Еще могут постоять где-нибудь месяцок-два. В России все это выкинули на задворки.

Как давно было сказано одним международным деятелем в парусном спорте: «Уровень интереса к парусу говорит об уровне культуры нации, а уровень развития – о цивилизованности». 

ЯРНОВОСТИ: Чтобы парусный спорт у нас развивался, нужна инициатива от государства или от каких-то частных лиц?

– Если за это государство возьмется – все вообще погибнет. Я так по своему опыту думаю. В свое время обивал пороги у нас, в Ярославле. И если, будучи губернаторами, Анатолий Лисицын и Сергей Вахруков еще как-то старались помочь, то при следующих я совсем с этим закончил.

Однажды меня кинули с оплатой доставки яхты в Балтийск. После этого смысла никакого обращаться за помощью к местным властям я не видел. А дела, кстати, пошли в гору.

Сейчас я не касаюсь государственных органов, той же федерации парусного спорта России. Они мне не нужны – от них толку мало. 

ЯРНОВОСТИ: Но в том же Советском Союзе были школы, готовили людей.

– Они были, чтобы закрывать олимпийскую программу. А олимпийский раздел – он далеко не на первом месте в парусном спорте. Есть и более весомые, их нам сейчас просто не потянуть.

ЯРНОВОСТИ: Во всех крупных спортивных событиях есть свой «Эверест». Можно ли назвать GGR таким Эверестом относительно парусных гонок?

– Да, получается, что Golden Globe – Эверест в океанских гонках. По трудности пока сложнее ничего не придумали – человек уже сможет такого не выдержать.

Осенью из Ле Сабля стартует другая гонка – Vendee Globe. Там лодки похожи на космические корабли. Они пролетают вокруг шарика как гоночные болиды. А у нас – корабли того времени, электроника запрещена. Для океана, конечно, и то, и другое – игрушка. 

ЯРНОВОСТИ: Получается, несмотря на все средства безопасности, гонка все равно идет по-старинке: море, парус и человек?

– Средства безопасности рассчитаны больше на то, чтобы сообщить, что с яхтой что-то случилось и где ты сейчас находишься. Кроме того, необходим арктический костюм и спасательный плот – с костюмом, который позволяет провести некоторое время в ледяной воде, тоже пришлось повозиться.

Что касается самой помощи – она не всегда дееспособна. В хороший шторм ни к плоту, ни к лодке корабль не подойдет. Там много таких нюансов. Да и сколько эта помощь может идти? К Абилашу (Abhilash Tomy, шкипер GGR-2018 из Индии) несколько суток добирались, и президент страны в этом был задействован. 

ЯРНОВОСТИ: Решиться на такое, пускай и с подготовкой – трудно?

– Я много раз был в море… что касается того, как решиться – немногие и согласились. Еще часть с дистанции сошла быстро. Для таких гонок прежде всего нужна психологическая выносливость: в океане и тоскливо бывает, и грустно. Но многое перевешивает цель.

Самым пакостным остается штиль. Зато в этот момент много чем занимаешься. Лишние минуты, чтобы точнее определить местоположение. Надо еду готовить, хлеб, например, испечь. Очень много на лодке дел. Прибрать нужно после качки все. Вплоть до того, что весь мусор нужно с собой везти. Все консервные банки приходилось мыть, плющить. Это довольно зверское, кстати, условие. Ну и поспать, конечно. Спать приходится по часу-два.

ЯРНОВОСТИ: Сложно ли привыкнуть к графику, по которому приходится спать урывками?

– Ломать себя не пришлось. Все произошло вполне естественно: когда появлялась возможность – тогда и ложился спать. А когда нет – сон не одолевал. Каких-то волевых усилий для этого не требовалось.

ЯРНОВОСТИ: Во время переговоров с берегом вы много говорили о трудностях. В частности, о том, как стихия сломала что-нибудь важное на «Эсмеральде». И в то же время «победили» яхту «морские уточки». Насколько вообще с ними реально бороться в открытом море?

– Фейсбучная публика оказалась убеждена, что в этом ничего такого – нырнул и почистил (усмехается). В Австралии мы шесть часов обдирали корпус, стоя на твердой земле. А скорость эти паразиты снижали серьезно. В начале гонки я шел шесть – восемь узлов при хорошем ветре. А у Австралии в сильный ветер лодка больше двух с половиной узлов не выдавала. Да и прилепляются «морские уточки» как на эпоксидку. Еще и ось руля оказалась ими забита, так что авторулевому было тяжело справляться. В общем, очень неприятная штука. Если бы я продолжил гонку с такими пассажирами, до сих пор бы в Тихом океане болтался. 

ЯРНОВОСТИ: Осенью вы продолжите гонку, пускай и в классе «Чичестер». Какие-то изменения в конструкцию яхты вносите перед продолжением GGR?

– Уже кое-какое дополнительное оборудование введено. Сейчас составляю список того, что необходимо купить в Австралии. 

Те же блоки, например. Те, которые по каталогу идут для яхт этого размера не выдерживают, разваливаются. 

Подходящую «необрастайку», опять же. Лодка была покрыта замечательной «необрастайкой», но рассчитанной на скоростные суда. Она просто не приспособлена к нашим скоростям. В Австралии уже посоветовались с производителями, и выбрали подходящую. 

Тут нужно помнить, что в целом до старта не было достаточно времени, чтобы полностью подготовить лодку – много времени ушло на поиски финансирования. Еще замечательный француз Филипп Пеше говорил, что яхту необходимо пару лет погонять, все самому на ней сломать и отремонтировать. 

Победитель GGR, кстати, свою лодку за два года до гонки на компьютере всю «прогнал».

ЯРНОВОСТИ: Вы – семейный человек, но за последний год вы больше времени провели наедине с морем. Каково ваше отношение к предстоящему одиночеству, и как сейчас к гонке относится семья?

– Естественно, семья совсем не в восторге. Но моя жена знала, за кого шла. Я же не после свадьбы всем этим занялся.

Что касается одиночества – я вообще никогда не был любителем больших компаний. Одиночество меня не угнетает. В одиночестве есть своя прелесть: «Вокруг света надо идти после шестидесяти, по крайней мере, будешь разговаривать с умным человеком». И отвечаешь все равно сам за себя. Более взвешенно принимаешь решения, делаешь все с первого раза хорошо.

Опять же – много прекрасных моментов. Например, после захода солнца, идешь под всеми парусами, большой волны нет. Луна, звезды, великолепие. Сядешь на палубе, в голове рой мыслей – даже не запишешь ничего.

Иногда в темноте приплывали дельфины, очень красиво, когда они сквозь фосфоресцирующий планктон проходили, оставляя за собой след из искр.

ЯРНОВОСТИ: Сейчас часто говорят, что эпоха больших открытий закончилась, дальше человечеству – либо в космос, либо в самые глубины океана. Но люди продолжают путешествовать, идти на экстремальные поступки. 

– Я думаю, Жан-Люк ван ден Хееде, для которого это была уже шестая кругосветка, он тоже много чего нового открыл. Конечно, не о географических открытиях речь.

РаспечататьинтервьюИгорь ЗарецкийяхтсменGolden Globe Race

Дом Ру октябрь 2019
селдом
Адвокаты

Липецк Здрав

© 2011 — 2019 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика